Месть в домино Павел Амнуэль

Павел Амнуэль, Месть в домино
Серия: Настоящая фантастика
Научная фантастика, Детектив, Темпоральная фантастика

384 страницы (офсет)
Тип обложки: 7БЦ
Формат: 130x200 мм
ISBN 978-5-904919-02-3, 978-5-9533-49
Обложка Елена Ермакова
Иллюстрации Елена Ермакова
Полистать книгу
Отзывы: 2

Купить в Книме

Аннотация:
Два убийства совершены во время оперных представлений в двух разных театрах на разных континентах. Два полицейских следователя расследуют преступления, которые не могли произойти. Но произошли… Это роман о невозможном и, в то же время, реальном. Роман, действие которого происходит одновременно, но в двух столетиях. В разных странах, но на одной сцене. Это роман о любви и мести, любви и разлуке. И просто о любви.

Чтобы понять истину, нужно говорить о ней. Здесь и сейчас.

Как бы причудливо ни закручивался сюжет в романах Амнуэля, какой бы антураж он ни выбирал, главных героев всегда двое: Наука и Интеллект. Оба — с большой буквы.
Далия Трускиновская

С творчеством Амнуэля я безусловно знаком — читаю практически все, что выходит у него в России. Серьезный автор и умелый выдумщик.
Б.Н. Стругацкий (Из ответов в офф-лайн интервью)

Ваши комментарии:

Сайт

Чтобы оставить отзыв на книгу, необходимо зарегистрироваться. Также можно оставить отзыв, используя любимую вами социальную сеть (см. вкладки).

Отзывы читателей

Сергей, 08 марта 2013 21:39

Сад расходящихся и сходящихся
У Борхеса есть замечательная вещь под названием «Сад расходящихся тропок» — о том, что книга может (и даже в некотором роде обязана) учитывать все возможные исходы сюжетных решений. Великий Хорхе обожал монстров разума, и, думается, квантово-театральный детектив Павла Амнуэля его бы мог заинтересовать.
Роман Павла Амнуэля очаровывает: слогом, широтой кругозора, интересными героями. Автор захватывает не просто эрудицией, но умением подать материал: выделены самостоятельные сюжетные линии, отвечающие каждая за свою часть мозаики, и все они — пусть и с разной скоростью — идут к единой кульминации: побочных повествований в "Мести... " попросту нет. Основных линий две, они совпадают с временными пластами действия: 1857-1859 и 2009 годы. Италия Джузеппе Верди — и два разделенных океаном города, где спустя полтора века ставят его произведения. События 21-го столетия, в свою очередь, имеют несколько перспектив — восприятий разных героев, причем физик Андрей Бочкарев особо выделен автором: он — «первое лицо».
Герои стоят отдельного упоминания. Портретные особенности наиболее прописаны для облика Верди и эпизодического Арчи. Остальные портреты ситуативны: американец фиксирует европейский костюм заокеанского коллеги, маэстро Лорд спешит переодеваться в пижаму, майор Фридхолм обращает внимание, как держит себя мастер реквизита... Для Амнуэля внешность героев выразительно вторична, он вспоминает о ней только тогда, когда того требует сюжет.
В то же время, персонажи — не просто носители сюжетных коллизий: мы узнаем и о прошлом певицы Беляевой, и о чувственной истории знакомства Андрея и Томы, и о том, что физик не понимает увлеченность людей трагедиями. Биографические штришки оживляют их, обогащают канву "Мести... ". В какой-то мере, возможно, избыточна сценка приватной жизни майора Фридхолма — или, во всяком случае, ее место в конфликте не столь очевидно.
В сюжете романа театр перетекает в физику. То, что начиналось как оперный детектив, превращается в драму мировоззрения. Театр как искусство скрытой возможности, как множество версий (разные редакции, цензурные правки, амбиции либреттистов, декорации, актерские интерпретации) проростает в реальный мир. Известный шекспировский тезис у Амнуэля звучит со своим акцентом: люди не только актеры, люди — режиссеры, потому что каждому по силам множить ветви реальности, протаптывать тропки — что в будущем, что в прошлом.
Проблематика романа весьма насыщена, однако распределение ее по тексту неравномерно. По сути, сквозной является только проблема реальности, остальные же (ответственность ученого, ответственность за каждый поступок, множественность истории) выдаются автором ближе к развязке. Впрочем, здесь необходимо сделать поправку на то, что перед нами — детектив. Да, детектив «оперный». Да, НФ-детектив. Но именно детективными нюансами диктуется логика развития событий. К примеру, именно по этой причине автор не мог «разгрузить» кульминацию, перенасыщенную эвереттическими выкладками, не мог начать излагать это все ранее — иначе сдал бы всю интригу. Не то чтобы выкладки были слишком сложны, но их излагает «я-рассказчик», причем этот самый рассказчик пребывает в состоянии шока. После напряженного схождения сюжетных линий воедино это звучит тяжело. Конечно, автор мастерски увязал разговор на скандинавскую флегму майора Фридхолма, ведущего последний допрос: все так обстоятельно, неспешно, фундаментально. Конечно, эффект раскрытия истины тоже скрашивает картину. Но мне, знакомому с многомирной интерпретацией квантовой теории примерно на уровне упомянутого майора, кульминация показалась тяжелой.
Еще в романе есть привязки к быту. Это такие хитрые приемчики, когда читаешь — и невольно кивнешь, отлично понимая героя. Хоть раз. Потому что, может, не у каждого переписка сложилась так экстравагантно, как у синьоров Соммы и Верди, но уж предметы при странных обстоятельствах теряли мы все. И Амнуэль заставляет смотреть на каждый такой потерянный-найденный предмет иначе. "Как с этим жить? " — спрашивает полицейский у физика Бочкарева. И я, знаете, поддался жутковатому очарованию такого взгляда на мир.

Александр Быков, 23 января 2013 01:21

Очень и очень удачная книга. Если говорить об эвереттике, то многие её положения искажены ради художественности, но это того стоит. Если же не вдумываться в научные основы происходящего, то получите наслаждение и от хорошего текста, и от правильно раскручивающейся интриги.

ВКонтакте
Facebook

Книги

Книжный киоск

События

Полистать книги

Оптовикам

Где купить

Наши авторы

Войти

Е-мейл

Пароль

или Зарегистрироваться

 

Дата выхода июнь 2010


Купить в Гиперионе

Купить в Книме

Читать на Bookmate